Из юридической практики рассмотрения спора в третейском суде


Судебное разбирательство, в том числе арбитражное или третейское, интересно с позиции применения судьями или арбитрами материального и процессуального права. В настоящей статье проанализируем применение судьями третейского суда материального права в области промышленной безопасности, а также рассмотрим применение компетентным судом процессуального права в части оснований отмены решения третейского суда..

Из практики рассмотрения спора в третейском суде

Судебное разбирательство, в том числе арбитражное или третейское, интересно с позиции применения судьями или арбитрами материального и процессуального права.
В настоящей статье проанализируем применение судьями третейского суда материального права в области промышленной безопасности, а также рассмотрим применение компетентным судом процессуального права в части оснований отмены решения третейского суда.
Предметом спора, как это обычно бывает, стали имущественные интересы сторон договора.  В третейском суде рассматривалось дело по иску Заказчика к Подрядчику по договору на выполнение горнопроходческих работ и встречный иск Подрядчика к Заказчику по этому же договору.
Сторонами разбирательства помимо прочих, были предъявлены следующие требования: Заказчика к Подрядчику по основному иску  - о взыскании основного долга (неосвоенного аванса); Подрядчика  к Заказчику по встречному иску - о взыскании неполученного дохода.   В части неполученного дохода Подрядчик мотивировал свои требования тем, что не мог получить соответствующее разрешение на выполнение буровзрывных работ в уполномоченном органе по чрезвычайным ситуациям по причине того, что у Заказчика как владельца опасного производственного объекта не была сформирована собственная профессиональная аварийно-спасательная служба (соответствующий договор  с профессионально-аварийными службами на обслуживание также не был заключен).
Применительно к рассматриваемому судом спору опасным производственным объектом являлся объект, на котором Подрядчик должен был проводить строительство наклонно-транспортного съезда на месторождении полезного ископаемого. Строительство предполагало проведение взрывных работ, а по условиям договора, получение всех разрешений, касающихся  выполнения работ являлось обязательством Подрядчика.
Решением Третейского суда иск Заказчика в части возврата основного долга был удовлетворен, в удовлетворении встречного иска Подрядчику было отказано.
 Устанавливая обстоятельства по делу в части требования о взыскании с Заказчика неполученных доходов третейский суд указал, что не может удовлетворить требование. В решении третейского суда указано, как следует из материалов дела, объяснений сторон Заказчик обязан в силу пункта 23 статьи 11 Закона РК «О промышленной безопасности на опасных производственных объектах» заключить договор с аварийно-спасательными службами или сформировать собственные. Указанное обстоятельство является одним из условий для получения разрешения Подрядчиком от государственных служб по контролю за чрезвычайными ситуациями и промышленной безопасностью. Согласно имеющимся в деле материалам Подрядчик неоднократно обращался к Заказчику о необходимости представить такой договор либо сформировать свою аналогичную службу. Имеются в деле и письма Департамента по чрезвычайным ситуациям с цитированием вышеназванного закона о том, что владельцы опасного производственного объекта обязаны заключать договоры с профессиональными аварийно-спасательными службами или создать свою аналогичную службу, формирование. Имеется в деле и обращение Подрядчика в территориальный Департамент по чрезвычайным ситуациям о выдаче разрешения на производство буровзрывных работ. Но в деле нет прямых доказательств того, что по указанному обстоятельству указанными службами было отказано в выдаче разрешения для Подрядчика. По логике можно допустить, что такое могло быть, но третейский суд считает, что проекты могли быть не согласованы и по иным причинам и поэтому не может допущение хоть и логичное положить в основу решения о взыскании неполученного дохода (упущенной выгоды) с Заказчика. Помимо того в деле имеется письмо Заказчика о готовности заключить договор на оказание горноспасательных услуг с соответствующей организацией, т.е. препятствие для утверждения проекта и получения разрешения было устранено и если у Подрядчика сохранялась заинтересованность в продолжении работ и получении предполагаемого дохода, то ничего не мешало продолжить работы по договору.
Как видно из объяснений третейского суда, Подрядчику не удалось достоверно доказать, а суду достоверно установить причину отказа в получении разрешения на проведение буровзрывных работ. Является ли это упущением Подрядчика, не затребовавшем письменный отказ, или следствием практики работы государственных органов устно отказывающих в принятии документов, нам с вами остается только догадываться. Очевиден вывод – любой отказ уполномоченных органов должен быть письменно мотивирован, в противном случае доказать причины отказа будет затруднительно. Это применимо для получения любых разрешений, согласований и иных взаимодействий с уполномоченными государственными органами.
 
Рассматриваемое нами решение третейского суда также интересно с позиции применения процессуального права, так как оно было в дальнейшем обжаловано Подрядчиком и  отменено компетентным судом. В соответствии со статьей 44 закона РК «О третейских судах» решение третейского суда может быть обжаловано в компетентном суде в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.
В своем определении компетентный суд ссылаясь на нормы закона РК «О третейских судах» указал, что решение третейского суда может быть обжаловано лишь в случаях, если сторона либо лицо, права которых были нарушены, подавшее заявление об отмене решения третейского суда представят доказательства того, что сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла представить третейскому суду доказательства, свои объяснения, если третейское разбирательство не соответствовало требованиям законодательства РК о третейском разбирательстве. Компетентный суд, отменяя решение третейского суда, исходил из следующего. Сторона третейского разбирательства подала ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с подготовкой заявления об уточнении исковых требований и собиранием дополнительных письменных документов. Определением третейского суда ходатайство было отклонено.  
В соответствии со статьей 28 закона РК «О третейских судах», стороны участвующие в третейском разбирательстве, имеют право: представлять доказательства, давать устные и письменные объяснения, представлять свои доводы по всем возникающим в ходе процесса вопросам. Согласно  нормам внутреннего регламента третейского суда разбирательство производится на основании всех представленных документов, доказательств и объяснений сторон. Статья 27 закона РК «О третейских судах» определяет равные возможности сторон для изложения своей позиции и защиты своих прав и интересов.
Учитывая, что Подрядчику было отказано в осуществлении его прав предусмотренных законом, суд имеет основания полагать, что третейским судом нарушены права Подрядчика на подачу заявления об уточнении исковых требований, представлении доказательств и дачу объяснений по существу исковых требований, что противоречит принципу законности третейского разбирательства. Доводы Заказчика о том, что согласно нормам внутреннего регламента третейского суда при подаче иска Подрядчик при его подаче обязан указать обстоятельства, на которых основано исковое требование и обоснование расчета исковых требований считает несостоятельным, поскольку указанное требование не может ограничить предусмотренное пунктом 5 статьи 22 закона РК «О третейских судах» право стороны в ходе третейского разбирательства изменить или дополнить свои исковые требования или возражения против иска.
На основании изложенного суд приходит к выводу, что третейским судом нарушено требование статьи 27 закона РК «О третейских суда» о предоставлении каждой стороне равных возможностей для изложения своей позиции и защиты своих прав и интересов, и принципа состязательности.
 
В заключении, как всегда, выделим полезные аспекты спора для последующей практики применения законодательства недропользователями, которые зачастую являются владельцами опасных производственных объектов, и подрядными организациями, выполняющими работы на подобных объектах.
Во-первых, как уже говорилось выше, любой отказ уполномоченных органов должен быть письменно мотивирован.  Во-вторых, на преддоговорной стадии стороны должны иметь взаимное понимание  распределенной обязанности и ответственности при  получении каких-либо разрешений или согласований от уполномоченных органов. В-третьих, существенное значение имеет отражение в договоре условий об объеме и порядке оказания содействия заказчиком подрядчику. Наличие данных условий полезно как для заказчика, который заранее будет знать, в чем и как он должен оказать подрядчику содействие, так и для подрядчика, который также будет знать какой содействие он вправе потребовать с заказчика.
 Предусмотреть все правовые риски при заключении договора не просто, но уменьшить вероятность их возникновения вполне возможно, особенно если основываться на правоприменительной практике. 
 
Реморенко Татьяна,
Старший юрист,
Адвокатская контора «Меркушева»

rss Подписаться на новости
Яндекс.Метрика